Известный политик Сергей Степашин в беседе с нашим обозревателем Александром Гамовым – впервые о начале расследования трагедии 1 марта 1995-го

Александр Гамов: — Сергей Вадимович, вот у меня в памяти отпечаталось одно из ваших интервью «Комсомольской правде», и там есть такая фраза: 2 Марта 1995 года мне позвонил Президент Ельцин и сказал – убили Листьева, вы будете этим заниматься. Это было уже на следующий день после трагедии…

Сергей Степашин: — Просто я тогда находился в командировке в Якутии. И – да, позвонил Борис Николаевич: вот, давайте, разбирайтесь, что там с Листьевым случилось.

— А вы тогда были директором ФСБ…

– Ведомство в то время называлось – Федеральная служба контрразведки (ФСК).

— Позвонил Ельцин и вы стали разбираться.

— Ну, в принципе, мы достаточно быстро вышли на мотивы случившегося – они, по крайней мере, были понятны, это дело с коммерцией связано: телевидение, реклама, все остальное…

Близко подошли к Березовскому.

— А! Вот так сразу! И как быстро вы вышли на Березовского?

— Не очень быстро. В течение месяца.

Занимался этим делом Николай Дмитриевич Ковалев, к сожалению, ныне покойный. (Так же затем возглавлял ФСБ. – А.Г.)

Ну, это (насчет Березовского. – А.Г.) было очевидно сразу.

Помню, когда я прилетел из Якутска, Ельцин собрал Совбез, говорит: займитесь, чего вы не занимаетесь? Я говорю: Борис Николаевич, да это – чисто коммерческая разборка, причём – играет известный персонаж.

Он ещё мне тогда сказал: что вы так – вроде некорректно высказываетесь, на самом деле? Я потом, правда, извинился. Уже было понятно, чья это игра и во что она могла вылиться, собственно говоря.

— А как, а почему он так быстро потом улизнул? Ну, что – какая-то утечка из Кремля или ещё откуда-то?

— Да нет. Причём тут Кремль и утечка?

— А почему же все-таки?

— Ну, было предательство (ушла информация с Лубянки. – А.Г.), связанное с известным персонажем, который «почил в бозе» потом в Англии. Вы знаете фамилию этого предателя.

— Я думаю, что это наверняка – Литвиненко. (Бывший полковник ФСБ. – А.Г.)

— Да, совершенно справедливо. Но, к сожалению, оказалось – не пойман – не вор, что называется.

Кстати, об этом хорошо знает и Юрий Скуратов. (В то время – Генпрокурор России.- А.Г.) Но – дело не в нем. (То есть, не в Литвиненко.)

Действительно, это была разборка, был коммерческий заказ…

Самое сложное было и в другом. Впервые тогда – если вы помните, отключили все телеканалы. И затем Ельцина пригласили на телевидение выступить. Ну, вот – теперь понять можно, для чего это и как это делалось в те времена.

— То есть… Переворот, что ли?

— Нет. Ну, надо было показать, кто в доме хозяин. Имейте, дескать, ввиду. Так что – известный политический интриган… (Здесь показал себя.) Но это – моя версия, основанная на данных, которыми я обладал тогда.

— Вы имеете ввиду, это была команда (в смысле – приказ) Бориса Березовского?

— Это не команда была, это игра его была.

— Его игра… Понятно.

— Он был достаточно влиятельным человеком, он владел тогда масс-медиа серьезными, если обратили внимание. Собственно, после этого он и начал захватывать их – и так далее.

Вот такая история. А Влада – просто жалко по-человечески, потому что – хорошая команда, красивые, интересные ребята…

Но это от того все, что страшная политика была в то время.

— И все же… Если вы так быстро вышли на Березовского – почему же вы его не арестовали?

— Да потому что, для этого должны были быть вещественные доказательства. А потом – я же уже сказал об утечке информации, благодаря чему он исчез на определенное время из страны. А затем – опять же – не пойман, не вор. Я уже объяснил, в чем дело.

— Ну, а вот если говорить об уроках той трагедии… До сих пор же заказчика так и не нашли, правильно же?

— Ну, как не нашли… Его уже не найдёшь, его уже нет в живых, он в Англии похоронен.

— А, вот так вот… Какие уроки можно извлечь из той истории?

— Первое – все-таки СМИ должны быть объективными и не играть в большую политику. А второе – преступник должен быть все-таки наказан – до того, как он уходит из жизни.

— У меня все-таки ощущение, Сергей Вадимович, извините, не обижайтесь – вы чего-то недоговариваете, хотя раньше говорили – у вас все было готово для ареста Березовского…

— Для задержания, для задержания.

— Но ему помогли сбежать за границу.

— Да… И он исчез из поля зрения. Собственно, на этом история закончилась.

— А как же вы работали? Что он…

— Потом началась «чеченская кампания» – стало уже «не до Березы».

— А как же так вы работали, что – упустили? Разве нельзя было наблюдение за ним установитесь? А, Сергей Вадимович? Если вы его подозревали… Чтобы он не убежал.

— Саша, я думаю, тебе надо было, конечно, в то время работать у нас – в ФСБ.

— Понял.

— Тогда бы все получилось.

— Или все бы понял.

— Да, и все бы понял. Что сейчас вопросы задавать – прошло столько времени. «Иных уж нет, а те – далече».

— Ну, в принципе, вы свой долг тогда выполнили полностью…

— Конечно, этого мерзавца надо было арестовать бы раньше. Может быть, что-то ещё тогда бы изменилось в нашей стране.

Все, что можно было тогда, – сделано. В той истории, в той ситуации. По крайней мере, было очевидно и понятно, кто и зачем это сделал. И ни в коей степени это не было связано с тем, что кто-то решил задушить СМИ. Вот это – бред полный. Абсолютно просто.

Хотя, и тогда была попытка доказать – что, дескать, вот – зажимают СМИ. И так – сейчас мы будем вами командовать, дорогие друзья. А кто командовал СМИ в то время, Саша, ты прекрасно помнишь.

Вот и вся история, так что – договаривать не будем.

Да, а Влада Листьева жалко по-человечески – красивый, прекрасный журналист. Погиб, собственно говоря, не за свою работу, а за то, что был ярким человеком.

— А вообще – речь шла тогда о больших деньгах?

— Дело не в деньгах, дело – в принципе.

— Спасибо.

— По тем временам – деньги большие, по нынешним – их никто бы и не заметил.

— Удачи.

— Давай, Саша…

Источник