Георгий Семёнович Шпагин. © / Public Domain

Победа, 75-летие которой отмечается в 2020 году, была бы невозможной без образцов военной техники и стрелкового оружия, превратившихся в легенду: танка Т-34, штурмовика Ил-2, гвардейского миномета «Катюша». В этом ряду стоит и пистолет-пулемет ППШ, без которого трудно представить советского солдата.

Самородок из Клюшниково

Конструктор-оружейник Георгий Шпагин совершил невозможное, создав ППШ в сжатые сроки, а затем наладив его массовое производство. Возможно, эти сверхусилия стали причиной раннего ухода из жизни Георгия Семеновича.

Он родился 29 апреля 1897 года в деревне Клюшниково Ковровского уезда Владимирской губернии. Три класса церковно-приходской школы — и вперед, наниматься на работу. Судьба крестьянского сына Георгия Шпагина не особо отличалась от судеб тысяч его сверстников.

Но в плотницкой артели, куда подросток поступил вместе с отцом, произошел несчастный случай: Георгий повредил сухожилие указательного пальца. После этого из артели пришлось уйти и устроиться в купеческую лавку мальчиком на побегушках. Однако там Георгий тоже пробыл недолго: в силу характера терпеть пренебрежительное отношение хозяина он не был готов. В 1916 году его призвали в армию. Из-за травмы пальца к строевой службе он был негоден, поэтому его определили в оружейные мастерские 13-го гренадерского полка.

Здесь впервые раскрылся его явный талант: мастера не могли нахвалиться новым работником. В 1917 году его перевели в армейские артиллерийские мастерские. Первая мировая война в России плавно перетекла в Гражданскую, но потребность в оружейниках меньше не стала. Георгий Шпагин продолжил службу в 8-м стрелковом полку РККА. После демобилизации он поступил на работу слесарем в оружейную мастерскую Ковровского оружейно-пулеметного завода.

Первые разработки

Вскоре на слесаря обратили внимание директор завода — создатель перевого русского автомата Владимир Федоров — и руководитель опытной мастерской Василий Дегтярев. У Шпагина просматривались все задатки человека, способного не просто выполнять чужие задания, но и самостоятельно создавать нечто новое. В 1922 году Шпагин окончил первую самостоятельную разработку: шаровую установку для танкового пулемёта конструкции Фёдорова.

В дальнейшем он вместе с Дегтяревым стал заниматься разработкой пулеметов. В 1931 году на ворружение РККА поступил 12,7-мм крупнокалиберный пулемет Дегтярева (ДК), в ходе эксплуатации которого были выявлены недоработки и недостатки.

Усовершенствованием пулемета занимался Георгий Шпагин. В частности, им был создан оригинальный модуль ленточного питания. В 1939 году доработанная конструкция поступила на вооружение под названием «12,7 мм крупнокалиберный пулемёт Дегтярёва — Шпагина образца 1938 года — ДШК».

Оружейная революция

Во время войны с Финляндией 1939-1940 годов стало очевидно, что РККА остро нуждается в автоматическом оружии, способном обеспечить пехоте плотность огня на расстоянии в несколько десятков метров. Армия уже вооружалась автоматическими винтовками Токарева, но они были хороши при стрельбе на дальние дистанции, имели небольшую емкость магазина, да к тому же были слишком длинными для боя в траншеях или в зданиях. Кроме того, используемый в винтовках патрон был слишком мощным: отдача снижала и без того небольшой процент попадания при стрельбе очередями, повышались требования к конструкции, оружие делалось слишком тяжелым для солдат, вынужденных буквально бегать или ходить с ним целыми днями. Оптимальным казалось вооружение армии комплексом самозарядная винтовка + пистолет-пулемет (автоматическое оружие под сравнительно маломощный, но достаточный для поражения противника пистолетный патрон).

Наркомат вооружения в 1940 году дал техническое задание оружейникам на создание пистолета-пулемёта, близкого или превосходящего по тактико-техническим характеристикам уже существующий пистолет-пулемёт Дегтярева, но более технологичного и адаптированного к массовому производству. В Европе уже бушевала Вторая мировая война, и было очевидно, что СССР будет неизбежно в нее втянут. В этих условиях задача для конструкторов предельно осложнялась: пистолет-пулемет предстояло разработать в кратчайшие сроки.Шпагин не просто справился с задачей, но и совершил настоящую революцию. Ему удалось не только обеспечить требуемый уровень надежности, но и максимально упростить процесс производства. Впервые в отечественном стрелковом оружии почти все металлические детали изготавливались методом штамповки, а деревянные имели простую конфигурацию. Это позволяло в условиях военного времени производить пистолеты-пулеметы даже силами низкоквалифицированных рабочих, что имело огромное значение при массовой мобилизации в армию мужского населения.

Пистолет-пулемет Шпагина (ППШ) под патрон 7,62×25 мм (такой же использовался в пистолете ТТ) был принят на вооружение в декабре 1940 года.

6 000 000 «гвоздей» в гроб Гитлера

Однако, каким бы замечательным ни было оружие, толку от него не будет, если не налажено серийное производство.

Собирать ППШ начинали в подмосковном Загорске, однако затем предприятие перевели в Вятские Поляны Кировской области.

Для Шпагина началась гонка со временем: каждый день промедления оценивался жизнями солдат, погибавших в схватках с лучше оснащенным врагом.

В 1941 году за разработку новых видов вооружения конструктору была присвоена Сталинская премия второй степени. Но Шпагину было не до праздников: все его мысли сосредотачивались в цехах завода. До конца 1941 года в действующую армию были отправлены 90 000 ППШ. Но это было только начало. Уже в 1942 году в СССР произвели 1 500 000 пистолетов-пулеметов Шпагина.

Даже, казалось бы, недостатки шпагинской конструкции в сравнении с немецким MP 38/40 порой превращались в достоинства. Немецкий пистолет-пулемет был более точным, более легким, имел целый ряд интересных конструкторских решений, которые делали его очень эффективным оружием. Но при этом он имел довольно высокие требования и к эксплуатации, и к производству, следовательно, делать и обслуживать его было куда сложнее и дороже. Все достоинства немецкого аналога были хороши в мирное время. Но в эпоху сражения многомиллионных армий преимущество оставалось за тем оружием, которое могли делать низкоквалифицированные рабочие (ведь большинство обычных призвано в армию), которое выдерживало бы разборку и использование в экстремальных условиях войны (грязь, дождь, снег, окопы, инструмент «что будет под рукой») и просто было дешево в производстве.

АиФ

 

И тут простота производства ППШ позволила Шпагину выиграть конкуренцию у всей военной индустрии Третьего рейха. Немецкая экономика предсказуемо надорвалась при ведении войны, потери на Восточном фронте заставили отправлять в армию почти всех физически здоровых мужчин: за станки становились дети, женщины, старики и даже военнопленные. В итоге ближе к концу войны даже немецкая промышленность перешла на производство простейших образцов стрелкового оружия, которое «не должно было пережить своего владельца». А у СССР был дешевый в производстве ППШ, который могли делать на простых станках и чистить буквально на коленке. Правильно рассчитанные в процессе создания требования работали на 100%. 6 000 000 ППШ, произведенных в годы войны, против 1 300 000 MP 38/40 — этот подавляющий перевес предопределил лучшую оснащенность советских войск автоматическим оружием по сравнению с вермахтом во второй половине войны. Парень в каске, плащ-палатке и с ППШ в руках — этот образ стал самым узнаваемым портретом солдата, освободившего Европу.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 сентября 1945 года за создание новых образцов вооружения, поднимающих боевую мощь Красной армии, Георгию Семеновичу Шпагину было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Создатель ППШ ушел из жизни в феврале 1952 года после тяжелой болезни. Ему было всего 54 года. Не исключено, что сказались невероятные нагрузки в военные годы. Но главное дело своей жизни Георгий Шпагин сделал блестяще.