Полуночная атака “Студебеккера”

27 октября 1947 года. Полночь. По проселочной дороге вблизи села Лохово (Закарпатская область) с черепашьей скоростью ползет фаэтон. Несмотря на глубокую осень, ночь выдалась удивительно звездной и теплой. Мужчины, находящиеся в экипаже, даже скинули верхнюю одежду, оставшись в одних рясах. Спиной к кучеру, подремывая, сидел Теодор Ромжа – 36-летний епископ Мукачевской греко-католической епархии. Напротив расположились секретарь епископа и еще трое сопровождавших архиерея священнослужителей.

Неожиданно на встречку откуда-то из-за поворота вынырнул грузовик без номеров. Кучер появлению на дороге военного “Студебеккера” не удивился, привычно взял чуть правее. А вот водитель машины отворачивать даже не собирался – двигался по узкой дороге, по ходу увеличивая скорость. Управляющему фаэтоном ничего не оставалось, кроме как вывернуть в кювет. Экипаж перевернулся, и дальше началось что-то странное.

По одной из версий, к повозке бросились люди с железными прутами в руках и стали колотить ими всех. Но, не добивая до смерти, резко вернулись, прыгнули в кузов, и машина умчалась. По другой версии, “Студебеккер” даже не останавливался, пролетел мимо на бешеной скорости. По третьей – к месту аварии подкатил легковой автомобиль, из него вышел человек в серой шинели, покурив, постоял у обочины, посмотрел на неподвижно лежащих людей, сел в салон, и машина уехала.

Что случилось на самом деле, до сих пор остается загадкой. Но редкое для того времени ДТП (их случались единицы в год) так и осталось нерасследованным, “Студебеккер” не нашли, равно как и других очевидцев аварии.

Ромже тогда все же повезло – он выжил, получив лишь незначительные травмы. Самой большой из которых стал перелом челюсти. Удача сопутствовала пострадавшим и в том, что их очень скоро нашли местные крестьяне и немедля отвезли в больницу. Оперативно сработали и врачи, зашив-залатав епископа с коллегами. Медики давали самые оптимистические прогнозы и даже говорили о скорой выписке священника из больницы.

Однако сам Ромжа был настроен по-другому и понимал – живым из клиники ему вы­йти не дадут. Накануне он якобы сказал одному из приближенных церковников: “Претерпеть и пролить кровь за Господа, за веру, за святую католическую церковь – большая милость, великая честь”. 30 октября он исповедовался и причастился. А уже в час ночи 1 ноября неожиданно умер.

Кость в горле у новой власти

Кто такой Теодор Ромжа и почему новые власти не могли найти с ним общий язык?

Послевоенный передел карты Европы коснулся и Украины. Одна из самых спорных и желанных территорий – приграничные районы Закарпатской области. Здесь смешалось все: многообразие культур, народных традиций, религий. Именно через церковников (как это ни странно) советская власть пыталась выйти на диалог с местными жителями. Понятно, были и репрессии, экономические санкции, административно-территориальные переделы. Но без плодотворного контакта с людьми, живущими здесь, сложно было создать даже иллюзию национального примирения и единства.

Понимал это и тогдашний первый секретарь Компартии УССР Никита Хрущев. И главной проблемой он считал влияние на людей Теодора Ромжи. Яркого, молодого, умного и амбициозного представителя Ватикана. Мало того что он не принимал и не одобрял коммунистическую идеологию, выступал против объединения (сотрудничества) униатов с Московским патриархатом, так еще и высказывался в своих проповедях за приоритетность западного образа жизни. К тому же мало кто сомневался, что из уст Ромжи при Святом престоле знали все о настроениях прихожан в Закарпатье и общественных тенденциях во всей Украине. Знали у Папы, значит, знал и весь Запад. И все это безумно бесило Хрущева.

Никита Сергеевич не раз и не два отправлял служебные записки в Москву с просьбой как-то повлиять на ситуацию. Арестовать, изолировать, дискриминировать неугодного священника. В Кремле долго колебались, но в итоге дали “добро” на спецоперацию по устранению епископа.

Почему нельзя было просто арестовать и судить? Отправить в ссылку или дать “традиционные” 10 лет “без права переписки”. Объявить Ромжу агентом иностранных спецслужб, что было на самом деле не так уж и далеко от истины? Очевидно, в таком случае возможны были бы массовые протесты. А это никак не входило в планы новой власти.

Суперкиллеры Сталина

Происшествие под Мукачевым и последующая за ним трагедия в городской больнице до сих пор остается официально нераскрытым. И пока не будут обнародованы архивы КГБ, с уверенностью утверждать, как и что случилось на самом деле, нельзя. Есть только версии. Самая популярная следующая.

Получив разрешение на устранение неугодного епископа, Хрущев дал поручение главе госбезопасности УССР генерал-лейтенанту Сергею Савченко организовать смертельную аварию. Не вышло. Ромжа остался жив. В Москве были в гневе. Хрущев потел и нервничал, республиканский КГБ судорожно искал выход. Но приехали специалисты из Москвы. Люди, которых за глаза называли “суперкиллерами Сталина”. “Доктор смерть” полковник  Григорий Майроновский (руководитель сверхсекретной “лаборатории Х” при КГБ СССР, занимавшейся новыми токсикологическими разработками) и генерал-лейтенант Павел Судоплатов, наверное, один из самых прославившихся спецагентов того времени, специализировавшийся на украинском вопросе. Именно он лично ликвидировал Евгения Коновальца, он координировал во время Второй мировой войны отряд Медведева с легендарным разведчиком Николаем Кузнецовым. Говорят, что под его руководством было организовано убийство Льва Троцкого.

В Киеве гостей дальше вокзала не пустили. Здесь в правительственном вагоне с ними долго общался Никита Хрущев, поставив одну задачу – довести операцию до конца. Любыми методами, но так, чтобы смерть Ромжи выглядела естественной. До сих пор непонятна роль в дальнейших событиях Павла Судоплатова. Скорее всего, он просто курировал действия своих украинских коллег. А вот функция Майроновского с его знаниями ядов была очевидна.

Яд кураре?

В это же время в Мукачеве стали происходить необъяснимые для местных жителей вещи. В городе появились неизвестные люди. Вежливые, интеллигентные, но какие-то скользкие и мрачные. Большей частью их внимание было приковано к больнице, где готовили к выписке епископа Ромжу. Монахиня Теофила Манайло, ухаживающая за ним, вспоминала: “Пока у нас находится на излечении епископ Ромжа и его товарищи, доктор Бергман принял на работу в качестве помощницы молодую девушку. Ее звали Одаркой. Хотя дела персонала больницы относились к сфере моих обязанностей, Бергман объяснил: следует ожидать прибытия официальных лиц из Киева и, может, из Москвы, важно, чтобы они все нашли в лучшем порядке. Доктор распорядился и о том, чтобы еду для наших больных приносила с кухни лично новая работница”. Историки не исключают, что смертельный укол сделала именно эта загадочная Одарка…

Развязка наступила в час ночи 1 ноября.

Записи в книге о состоянии больных Мукачевской больницы 28-30 октября свидетельствуют: состояние пациента “вполне удовлетворительное”, “легкие и сердце в норме”, “раны подсыхают”. Ромже были прописаны чай, бульон и кисель….

30 октября около полуночи ему стало резко хуже: “В 12 часов больному стало плохо, стал беспокойным, появилась бледность, выступил холодный пот. Был вызван дежурный врач. Через 3-5 минут больной скончался”.

Официально до сих пор не подтверждено, что причиной смерти священника стало действие введенного перед сном якобы успокаивающего укола (по версии мемуаристов, ему сделали инъекцию яда кураре) либо же она произошла по естественным причинам. Следов действия яда при вскрытии обнаружено не было. Но ведь на то они и спецслужбы, чтобы не оставлять следов…

В ТЕМУ 

Теодор Ромжа был причислен к лику блаженных в июне 2001 года во время визита в Украину Папы Римского Ионна Павла Второго. В Мукачевской греко-католической епархии действует Духовная академия-семинария, носящая его имя.